URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:28 

Началось.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Начался крестовый поход. Буду немногословен.

23:20 

Турнир.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Гонец приехал с вестями - завтра поединок, и я на него приглашен. Как мне известно, некая графиня Бригитта имеет честь созвать знатных рыцарей и устроить турнир. Посмотрим, попытаем счастье, авось и платком одарят. Хоть мне и не по пути - я дал обет идти на святую землю и уберечь Гроб Господен от неверных, но и отказаться не могу, да и что-то подсказывает мне, что ничуть не пожалею.

@настроение: смурное

02:11 

Время ко сну.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Минута, и догорит свеча, прикрою свою рукопись, поднимусь и пойду в опочивальню.

02:48 

Ристалище.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Я опаздал, хоть и летел рысью. Дороги в снегах, а путь не близкий, и как же тут прискакать вовремя?
А тут уже графиня подает платок маркизу де Во. Знавал я таких, кто считает, что им многое позволено. Я знал, что он за день победил на турнире в Ремсе девятерых и даже выбил из седла самого Симона де Монфора, отвоевал призвание королевы, теперь ему нужна Бригитта, все просто.
- Победитель уже известен? - спросил я, подводя коня к барьеру, где на возвышении в шатре сидела свита графини. Сама же графиня стояла, вознеся над головой склонившегося маркиза белый платок, но увидев меня, опустила руку.
- Вовсе нет, сир, я думаю, что маркиз с удовольствием примет ваш вызов, - сказала она, хитро оглядев маркиза с ног до головы. Это мне понравилось - я бы поступил точно так же.
Маркиз де Во встретил меня пламенным вглядом - конечно, не скрываю, не приятно это: быть почти победителем, а тут раз - и снова претендент.
- Кто ты такой, чужак?
- На мне рыцарский пояс и меч, думаю, этого достаточно, чтобы сразиться с тобой.
- Тогда молись скорее, - маркиз отвернулся от меня и сказал графине что-то вроде: "Я принесу его вам в жертву".
Да, я не любитель громких речей, поэтому не просите меня понять моего противника.
Тиост. Запрыгнули на коней. Поскакали. Но тут, сам черт попутал, маркиз на пол пути падает вместе с конем на замерзший снег.
- Конь споткнулся! Это случайность! По условиям турнира проигрыш! - заорали с барьера Однако, посовещавшись, порешили продолжить начатое.
- Ну как? Не ушибся? - я попытался проявить вежливость.
Маркиз, презренно глядя мне в лицо, отшвырнул в сторону свой плащ и крикнул, чтоб ему подали меч, а мне так рявкнул, дабы я молиться начал снова. Сколько важности, я вас умоляю, не хватало тут еще менестрелю запеть.
- Жаль, что конь подвел меня, но сейчас тебе не сносить головы, - заявил мне мой противник, явно обиженный на меня за некую неслыханную дерзость.
- Тогда я сниму шлем, тебе будет удобнее, - ответил я, оставшись в неполном доспехе. Залязгали мечи. На твердом снегу неудобно драться - ноги скользят, да и провалиться не мудрено. Вот и маркиз опять упал.
- Ну, что? Опять споткнулся? - в порыве боя крикнул я, отбиваясь от неистовых ударов. Но, как бы меня не хотел сверзить противник, только лишь хотением не ограничишься: выбил я из рук маркиза меч и остановил протянутой рукой от попытки поднять его. Затем вонзил свое лезвие в белый снег, не желал я пачкать клинок кровью. Решительно направился к шатру, чтобы получить награду. Графиня Бригитта и мать ее уже ожидали меня стоя.
- Как ваше имя, сударь? - спросила графиня.
- Я граф Роберт Парижский, - с расстановкой заявляю, по обычаю припадая на одно колено.
- Я поздравляю вас, граф, - как-то строго ответила графиня, удерживая платок в руках. Неужто, я не достоин ее внимания? Да ну и что, больно надо. Прищуриваюсь несколько лукаво.
- Не хотите-ли погостить у нас? - ко мне вышла мать графини, и жестом разрешила подняться.
- Благодарю, но я дал обет и спешу в Палестину...
- Моя дочь тоже собирается в святую землю, она с детства обучена воинскому искусству.
С немалым удивлением осмеливаюсь взглянуть на Бригитту.
- Будь на мне сейчас рыцарские доспехи, вы бы убедились в этом, - твердо сказала графиня Бригитта, не оставляя мне ни капли сомнения.
- Мне, наверное, повезло, что вы не принимали участие в турнире, - с почтением ответил я.
Тут меня берет за перчатку мать графини, рассказывая с расстановкой: "Граф, моя дочь собирается в святую землю, туда, где погиб ее отец. Палестина полна опасностей... и вас..."
- Матушка, - графиня пыталась перебить мать своим сердитым тоном.
- Вас послало сюда само... провидение...
- Я не нуждаюсь в опекунах, - сказано, как отрезано. Взгляд ее задержался на мне, она гордо вскинула подбородок и быстрой поступью отправилась к воротам. И пока она шла, смотрел ей вслед, все еще чувствуя на себе этот взгляд. Взгляд победителя? Нет. Я увидел в нем свежесть. Зелень. Лето. Свет. Тепло. Меня согрел этот взгляд, ведь, черт возьми, в такую зиму никакая битва меня так не согревала, как пара этих ясных глаз. И куда же ты, а как же платок?!
- Граф, мы долго искали ей спутника, я прошу вас, будьте в этом походе с ней рядом. И защитите ее, если понадобится, - со мной все еще говорила ее мать, когда и так ясно, что одну ее я низачто не отпущу.
Теперь, остается только собраться в поход. Недурно изменились мои планы, но, во всяком случае, с графиней нам по пути, что не мало важно. Византию нам не миновать, ох, чую, не просто нам там придется. Византийцы лихой народ, но что загадывать наперед.
Сейчас, дождаться рассвета...

@настроение: ожидательное

23:28 

Вечер трудного дня.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Совсем запамятовал, оставил свою тетрадь без присмотра. Ну, что ж, пора взять перо в руку.
Вечером зажег свечу у окна. Горит огонек, танцует на ветерке. Подумываю выйти на улицу - освежиться перед сном.
В гостинице здесь тоскливо - свои разбежались по кабакам. А пока не собрался, опишу последние события этих дней.
На рассвете, дня три назад, вышли из Булони, двинулись в сторону Майнца, там объединимся с другими великопочитаемыми сударями, которые поведут нас дальше на юго-восток. Как мне думается, мы присоединимся к дружине герцога Нижней Лотарингии.
По дороге ничего пока не происходило особенного, за исключением того, что меня всякий раз обходит стороной графиня Бригитта, которую я поклялся защищать. Ну, пускай, пускай, я все равно не дремлю, как-никак а обещания свои выполняю.
Уважаю гордость, но женщине это не идет, просто смешно.
Говорят, в окрестностях рыщет шайка половцев, однако, мне кажутся эти слухи абсолютно пустыми. Зачем им так далеко заходить от своих границ? Но полно об этом. Чувствую, в подробностях обо всем мне сегодня не написать, слишком тяжело сидит на мне доспех. Это шутка такая. В народе сегодня праздник, Имболк, все ставят свечи на окна. Только бы мимо священник не прошел. Опять неудачно пошутил. Пора мне на выход, прогуляюсь под звездами.

@музыка: сосед напился и горланил песни, пока я ему не дал с размаху...

@настроение: филосовское

17:04 

Проплыли дни.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Уже месяц миновал с той поры, как наша дружина останавливась в гостинице перед сложным походом в Майнц.
Не думал, что будет настолько суровая зима, нескольким понадобился лекарь, из-за болезней мы вынуждены были останавливаться в каждой деревене. Бригитта держалась достойно, не думал, что женщина может вынести столько же сокрушений, сколько и мужчины.Она оказалась разумной и полезной в помощи лекарю, который не мог уделить внимания всем нуждающимся.
Столько случаев произошло, но разочарования не заполнили наши души, даже наоборот, стало интереснее.
Уже семь дней идем под командованием герцога Лотаринского Готфрида Бульонского, великолепный полководец и человек острого ума. Держим путь в Страсбург, будем двигаться вниз по реке. Нам предстоит с ним дойти до святой земли, и держу пари, он не подведет.

Слухи о половцах оказались по просту слухами, и ничем более. Готфрид только недоверчиво взглянул на меня, когда я заговорил об этом, не подумал ли он тогда, что я спятил? Ведь, мне-то впервую очередь показались эти опасения лишними. И тем не менее, какое-то чувство тревоги не дает мне покоя до сих пор, видимо, именно поэтому я решил поговорить о половцах с воеводой, но и он не развеял мои сомнения.
Выйдя из шатра, будучи на стоянке на берегу бесконечного Дуная, я глубоко вздохнул. И в самом деле, именно такой тишины и мира нужно опасаться: рыцари греются у костра, безмятежно дремлют. Неужто тут только я один как на иголках?
На вздоры всем, стал стоять на посту, часовой просто бестолочь - умудрился накренить копье, на которое опирался от неумолимой скуки! В этот миг я был просто вне себя от злости, видимо, какую-то роль сыграл и зверский холод, который в этих краях в диковинку, право же, мы не в Киеве. Так бы я и стоял, проклиная всякого, о ком бы подумал, если бы мне не принесли чашу. Графиня бывает очень полезной и мудрой, когда ее гордость оставляет в покое, но и тут не обошлось без вызова с ее стороны.
- Не кипятитесь, граф, вы так напрежены, что кажется сама лютая зима вас сторонится, - усмехнулась она.
Я тоже усмехнулся, но возражать не стал, так как она была полностью права в отношении моего состояния, и с удовольствием принял теплую чашу горячего вина.
Графиня разрушает мои представления о слабой женщине, ее неподдельная стойкость к испытаниям и трудностям, даже превышает в некотором роде мою. Как можно на протяжении столького времени оставаться уравновешанной? Мало того, она еще и умеет найти общий язык со всяким, что мне категорически не дается.
Мне бы не мешало у ней многому поучиться.
И все-таки, одна лишь мысль о Бригитте вызывает у меня снисходительную усмешку, как к новобранцу.

@настроение: Чертовски неприятное.

17:08 

Изменение маршрута.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Страсбург. Вчера на совете долго выбирали дальнейший путь. Двигаться решили через Регенсбург, все-таки, вдоль реки идти как-то спокойнее.
Чувствуется присутствие весны. Погода резко изменилась, и небеса стали к нам добрее обычного - теплеет.
Весна действует и на благородных сударей, сцепились по пьяни недавно, еле-еле отволокли обоих и искупали их в еще ледяном Доне. Я так и полагал, что найдется в нашем походе потеха.

21:49 

Та-ак.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Сейчас кружка теплого вина была бы как раз кстати...
*сказал рыцарь с бодуна*

15:32 

Много воды утекло.

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Мой рассказ затянулся на долгие месяцы. Я еле остался жив, после всего, что обрушилось на нашу дружину. Многие доблестные рыцари окончили свой земной путь, многих потеряли мы, среди них и герцорг Готфрид Бульонский. Вечная память ему.
Не хочется вспоминать то, что было. Одна душа моя, Бригитта, сейчас со мною.
И о том, как все начиналось, я и намерен рассказать в своих записках.

12:39 

Поднимайся, граф!

Ну что ж, хвастун. Начнем?
С постели...

13:00 

Архив

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Архив меня не возьмет!

@настроение: не очень

16:50 

Итак...

Ну что ж, хвастун. Начнем?
Взяться снова за свой рассказ пока не представляется возможным.
Лето взяло штурм надо мной и теперь я никак не могу себе позволить посвятить свое время заметкам, что есть весьма грустно.
Однако - раз взялся, то не оставляй начатое, иначе какой же из меня рыцарь.
Поэтому, други-недруги, мой черед еще настанет, я уверен.
За сим пафосом откланиваюсь искать вдохновение в гусиных перьях.

Заметки рыцаря старого кодекса

главная